Знакомства в бахчисарае татары и татарочки

Красивые-Крымские Татарки | ВКонтакте

Татарский вечер знакомств, приуроченный к одному из Но татарки ни в какую мне не нравятся, и ничего поделать я с собой не могу. Популярный татарский сайт знакомств в Симферополе. Здесь татары находят себе пары, знакомятся, общаются, встречаются и заводят семьи. Крымские татары или крымцы - тюркоязычный народ, Далее самые красивые, на мой взгляд, крымские татарки: девять певиц и три.

Другое запрещете Корана относительно вина соблюдается далеко не так строго, как можно было бы думать, особенно среди рабочаго класса в городах и между поселянами, живущими смежно с русскими деревнями, в которых кабак составляет, как известно, необходимую принадлежность.

Более совестливые татары маскируют свое противлете заповеди пророка употреблением вместо водки, каких-нибудь настоек, бальзама и сладкой водки. Совершенно безгрешными напитками считаются чай и пиво и потребляются татарами в неимоверных количествах.

Городские татары любят пить пиво, а также и чай особенно в трактирах и харчевнях, в чем, может быть, выражается известная страсть восточных жителей к кофейням. В Казани есть несколько специально татарских трактиров и харчевен, где всегда можно встретить и чайничающих и подвыпивших приятелей-татар.

Какой-нибудь татарский виртуоз или несколько таких играют в углу на скрипках, изображая со слуха и совершенно на татарский лад какую-нибудь польку или казачка, а у столиков над опороженной посудой сидят подвыпившие пары друзей и, близко уставившись друг к другу физиономиями, вытаращив друг на друга красные глаза, стараясь один другого перекричать, чувствительно распевают какую-то плаксивую и блажную песню не имеющую по характеру ни малейшаго отношения к тут же режущей ухо скрипичной польке.

Скрипка почему то успела сделаться любимым инструментом татар и даже других инородцев Казанской губернии. Национальный характер татар живее и восприимчивее русскаго.

Татарин боек, смышлен и предприимчив, общителен, словоохотлив, гостя задушит чаем и едой, но в то же время плутоват, хвастлив и лжив, любит надуть, особенно русских, обидчив и горяч, любит судиться, при всей предприимчивости и ловкости ленив и неустойчив. Чернорабочий татарин берется за дело сначала очень горячо и проворно и кажется гораздо лучше и выгоднее работника русскаго, который вначале обыкновенно долгое время только еще раскачивается и прилаживается к работе, а дела делает мало; но потом татарин начинает быстро слабить и в силах и в ретивости, когда русские только лишь войдет в полную силу своей работы, и общие результаты всего количества сделаннаго дела оказываются чаще в пользу последняго, а не перваго.

В земледельческом труде, который именно требует не столько проворства, сколько терпения и настойчивости, татары стоять ниже не только русских, но и других инородцев Казанскаго края, так что даже возбуждают против себя общия насмешки. Татарское поле всегда хуже других; точно также запущены и другия статьи их сельскаго хозяйства. Во многих селениях татары даже вовсе бросили земледелие и сдают землю русским, чувашам и вотякам. По своему характеру, татарин любит нажить копейку каким-нибудь более легким способом: Торговля составляет как будто его природное призвание — это истый потомок древних булгар.

Ещё мальчишкой он ходит по улицам Казани, роясь в кучах мусора по дворам, отыскивая мослы и тряпье для продажи на заводах, или продавая куски мыла, спички, апельсины и лимоны.

Для казанскаго края, по торговли и маклачеству, татары почти то же, что для западнаго края евреи. Они занимаются всякого рода продажей и перепродажей, от продажи халатов и стараго платья до крупной торговли чаем, от бродячаго торга белилами, румянами, бусами и всякой дребеденью по татарским деревням до весьма солидных торговых дел с Бухарою, Персией и Китаем.

Крупные торговцы ведут свои дела довольно рационально и честно, но большинство крепко держится ретивых приемов надувательства, обморачиванья покупателей честным видом, фальшивой амбициозностью, клятвами и запрашиваньями вчетверо и впятеро против настоящей цены товара. Кроме торговли, татары занимаются еще кожевенным промыслом, который тоже унаследовали после булгар, мыловарением, приготовлением войлочных изделий; выделкой мочала, промыслами тележным и бондарным. Множество рук занято извозом; в числе извозчиков преимущественно ломовых и ямщиков всей губернии татары составляют целую половину.

Они любят и хорошо держат своих лошадей. Татарские лошади и ямщики считаются лучшими в край. Вследствие дурного состояния земледелия по татарским деревням тысячи поселян отправляются ежегодно на разные отхожие промыслы по окрестным приволжским городам и на Волгу. В Казани бедные татары берут на себя труды дворников, носильшиков на пристанях, караульщиков, поденщиков и водовозов; другие просто пускаются в нищество, чрезвычайно развитое особенно между женскою половиною татарскаго населения, или даже в воровство и конокрадство.

По вероисповеданию татары все магометане за исключением небольшого числа, —до человек, крещеных в православие, и отличаются горячею и крепкою приверженностью к исламу. Последний лежит в основ всего их миросозерцания и всего нравственного склада и составляет главное отличие самой их народности, которая как ими самими, так и русскими мыслится не иначе, как именно в религиозной форме.

Инородцы, совращенные в мусульманство, вместе с тем и отатариваются.

  • Татары и татарочки. Бахчисарай
  • Татарская бухта — приют дикарей, дайверов и виндсерферов
  • Татарское счастье — был бы милый

Магометанство, исповедуемое ими, суннитского толка и не представляет собою никаких особенностей против общей системы этого толка ни в вероучении, ни в обрядах: Татары большею частью весьма набожны, даже фанатичны и крепко держатся исполнения обрядов своей веры.

Каждое дело начинается и оканчивается у них краткою молитвою: Намазы аккуратно совершаются почти всеми татарами, за исключением разве чернорабочаго люда или каких-нибудь либералов интеллигентов, даже во время путешествия, например, на пароходе на Волге.

Для определения кыблы стороны, где лежит Мекка и куда нужно обращаться в молитве лицом богатые татары нарочно носят при себе маленькие компасы.

Архіви Форумів Майдану

Во время самого главного и долгого поста Рамазана, продолжающегося целый месяц, даже чернорабочие ежедневно ничего не едят и не пьют в течение всего дня до самой ночи, несмотря на то, что страшно страдают от этого воздержания при работе, особенно от жажды, когда этот переходящий пост случается в летние жары.

Поймав какого-нибудь грешника в нарушении Рамазана, татары мажут ему лицо сажей и подчас жестоко его колотят. Между благочестивыми людьми в большом уважении хадж, путешествия в Мекку, откуда паломники или хаджи возвращаются с разными святынями, священными четками, амулетами, талисманами, чудесными россказнями о каабе, висящем на воздухе камне или гробе пророка и. Важнейшие праздники татар общие для всех исповедников ислама, —это Байрам в честь дарования Корана, предваряемый постом Рамазаном, и Курбан-Байрам через 2 месяца после первого в честь жертвоприношения Авраама, —оба переходящие.

По местам между простыми татарами в деревнях сохранились разные общественные и частные, семейные курманы — жертвоприношения языческого еще происхождения, но весьма мало. Остатки старого язычества в большом количестве и чистоте уцелели главным образом между татарами старокрещёными, у некрещеных старая народная вера почти везде уже целиком вытеснена магометанством. Из древних народных праздников между ними сохранились только два праздника, сабан и джиин. Низшее образование грамотность впрочем, значительно распространено между всеми татарами, не исключая женщин.

Оно получается в школах при мечетях, низших—мектебах и повыше — медресах. Каждый мулла занимается обучением мальчиков своего прихода, а его жена учит обыкновенно девочек за что величается устабикой — сударыней-мастерицей. Кроме того, многие дети обучаются у своих отцов и матерей. За обучение в школе полагается очень небольшая плата хаир или деньгами, —копейки по 2, 3, 5, много 10 в неделю, —или же мясом, молоком, мукой, овсом и др.

Мулла учит бедных детей и без всякаго хаира, даром, потому что это считается чрезвычайно душеспасительным трудом. Ученье совершается во всех школах только зимой, с начала ноября по 1 число мая каждый день, кроме недельного — пятницы, по утрам, часов с 6 или с рассветом. Начальный курс грамотности в мектебах состоит в изучении букваря с складами, с необходимыми молитвами ниаты и сорока обязанностями мусульманина кялиматы которое продолжается года 2 и более вследствие крайне несовершенных, самых первобытных приемов преподавания, затем в чтении нараспев избранных мест Корана или седьмой части Корана, Гавтиака, как называется эта книга, и самого Корана, что продолжается от 3 до 7 л.

В то же время читаются или, точнее, заучиваются наизусть некоторые татарские книжки нравственно-религиозного содержания: Бядуам об обязанностях законаБакырган нравственная поэмакнига об Юсуфе Иосифе прекрасном и др. Этим и оканчивается обучение всех девочек и большей части мальчиков. Для дальнейшего образования мальчики поступают в медресы.

Татары и татарочки. Бахчисарай - татары знакомятся здесь tatarlove

Медреса строится обыкновенно при мечети на пожертвования более достаточных татар и содержится на сборныя суммы. Пожертвование на медресу считается одним из самых богоугодных дел. По внешнему устройству, медреса представляет более или менее обширную избу с несколько возвьшенным полом; между полом и порогом оставляется яма, незастланная досками, в которой снимаются калоши, совершаются омовения, ссылается с полу весь сор, сосредоточиваются вообще весь школьный хлам и грязь.

По стенам на полу стоят перегородки или ширмы, образуя кругом нечто в роде шкафов, в которых помещаются ученики со всем своим имуществом; на стене каждаго такого отделения висят одежда и полки с книгами, а на полу располагаются постели, сундуки, посуда, сестные припасы и проч. Ученики шакирдыкроме приходящих, постоянно должны находиться в медресе; домой их отпускают только на пятницу от вечера четверга до утра субботы.

Поэтому они здесь и учатся и ведут все свое хозяйство. Так как женщины в медресы не допускаются, то мальчики сами по очереди должны для себя и стряпать, и мыть белье, и зашивать разныя дыры, и чинить себе обувь, что отнимает у них не мало времени от ученья. Ученье происходить утром, часов с 6 до 10 и 11; все юношество при этом разсаживается с поджатыми под себя ногами по полу и начинает жалобным обрядовьш речитативом распевать свои уроки по Корану и др.

В четверг происходить поверка всех успехов за неделю и расправа с неуспешными учениками, как это делалось в наших старых шкодах по субботам; неуспешных наказывают сажанием под пол или розгами. Летом ученики распускаются по домам; мнопе из них пускаются в это время в мелочную торговлю, продают лимоны и апельсины, для чего уезжают даже в Нижний, а некоторые расходятся по киргизским аулам читать Коран, чем тоже добывают себе деньги.

Замечательно, что вся теперешняя мусульманская образованность Казани обязана своим процветанием русскому правительству и поднялась не ранее начала XИX столетия. До этого времени татарское население края находилось в самом темном невежестве относительно своей веры.

Учителя были редки, потому что образовывать их можно было только через посылку молодых людей в отдаленные края Востока, в Бухару или Стамбул; оттуда же добывались и все нужныя книги. Гавтиака, 3, Корана и до 10, других книг религиознаго содержашя. После этого грамотность начала живо распространяться между татарами, и печатныя книги стали расходиться в громадном количестве.

С года, когда в Казани открылась деятельность Библейскаго Общества, татарская типография еще более усилила свою издательскую работу прямо в противодействие Обществу. В конце года она примкнула к богатой университетской типографии, и университет, помимо собственнаго своего ведома, сделался каким-то центром религиозной мусульманской цивилизации чуть не для всего татарскаго населения Империи, потому что магометанския книги из его типографии чрез татарских книгопродавцев, чрез нижегородскую и ирбитскую ярмарки стали расходиться по всем концам России, где только есть магометане, —в Сибирь, Крым, на Кавказ, в Хиву и Бухару.

Количество этих изданий достигает изумительных размеров и далеко превышает количество русских изданий той же типографии. По сведениям за — гг. К этому нужно еще присовокупить то же громадное количество Коранов, разных мелких книг и брошюр, вышедших из частных татарских и др. Число всех изданш доходит до 2,экземпляров в год. Все эти издания продаются по чрезвычайно дешевой цене. Не мудрено, что, благодаря своим многочисленным школам и печати, татарское населеше в настоящее время почти сплошь все грамотное и с презрением смотрит на русских крестьян, страдающих безграмотностью, да кстати уже и на всю русскую образованность.

Между татарами существует крепкое убеждение, что мусульманским книгам нет конца, а русским книгам есть конец, и что когда pyccкиe дочитаются до этого конца, то обратятся уже к мусульманским книгам и сами сделаются мусульманами. По своей привычке к книге, татарин довольно легко выучивается и русской грамоте, как это замечено в полках: Любопытно, что в университетской типографии татары считались всегда одними из лучших работников для местных ученых журналов университета и духовной академии.

Татары представляют собою вообще самую крепкую из народностей восточнаго инородческаго края, неподдающуюся никаким влияниям со стороны народности госдодствующей.

К русским они относятся с крайнею подозрительностш, опасаясь с их стороны всяких попыток к обращению татар в христианство и русскому их обучению. Триста лет живут они вместе с русскими и под русскою властью и не только не русеют, как друие инородцы, но еще сами развивают с своей стороны огромное влияние на соседних инородцев, обращая их в магометанство и постепенно отатаривая. От русских они живут особняком; многие, особенно женщины, вовсе не знают русскаго языка, даже боятся его, несмотря на то, что не могут не нуждаться в его изучении на каждом шагу.

Конечно, в этом много виноваты сами русские вследствие своего крайне отталкивающаго отношения к ним, от котораго татарина не спасает даже обращение к христианству. Простонародье считает их какими-то погаными существами и скорее даст в своей посуде пищу собаке, чем татарину.

От этого татары часто являются к русским на работу с своей посудой, зная наперед, что иначе им не из чего будет даже напиться воды. Разумеется, и сами они то же не остаются у русских в долгу, например, не считают грехом надуть, обокрасть или исколотить их при случае, и то же в свою очередь зовут их собаками, кяфирами невернымичукынганами свиньями и.

Нельзя, впрочем, при этом упускать из внимания и того, что такия отношения сформировались у русских только к татарам; к другим инородцам русский относится довольно снисходительно, допуская насчет их только добродушныя шуточки и прибауточки.

Очевидно, татарин ему прямо антипатичен. Причин этой антипатии можно найти достаточно в истории всех их взаимных отношений; много их и теперь, и едва-ли не главная причина заключается в самой крепости татарской народности. Татарин искренно гордится и своим происхождешем, и образовашем, и моральными качествами, и религией, за которую он стоит крепко до фанатизма, и всем вообще своим, презирая русскаго не менее, чем тот.

Татарская интелигенция относится к русским, конечно, нисколько терпимее. Она отлично говорит по русски и не стесняется посылать свое молодое поколение учиться в русских учебных заведениях, мужских и женских гимназиях, в университете.

Некоторые молодые люди получают даже заграничное образование, и не в одном Стамбуле или Каире, но и в Париже. Более широкое образование неизбежно сопровождается ослаблением религиознаго фанатизма и даже самой религиозности поклонников пророка, но это вовее не способствует сближению их с христианским миросозерцанием и русской народностью.

Релипозная рознь с русским народом с избытком заменяется у них рознью националистической. Татарин неизменно остается татарином при всяком образовании, преданным своей народности и в той или другой степени горячим сепаратистом. Во имя национализма эти интелигенты крепко стоят и за свою национальную религию, без которой не мыслимы сплоченность и крепость нации.

Они усердно участвуют в строении мечетей, в поддержке при них конфессиональных школ, развитии религиозной мусульманской литературы, книжной торговли, пропаганды ислама и татаризации соседних инородцев, черемис, вотяков, чуваш, в разных петициях и постановлениях мусульманских сездов в пользу ислама, об его автономном положении в Poccии, об автономии мусульманской цензуры и печати, о воспрещении деятельности миссионеров среди татар и свободе мусульманской пропаганды, о прекращении каких-то религиозных гонений на мусульман и проч.

В последние 20—30 лет в татарском мире заметно особенно оживленное движение, направленное к возрождению ислама и крепко приправленное идеями панисламизма. Ислам собирается с силами на упорную борьбу с христианской цивилизацией повсюду, где он существует, и начал везде заботиться об исправлении недочетов своего стариннаго выстоявшагося уклада и развитии своих образовательных средств.

Движение это распространилось и на татарское Поволжье. Старозаветные муллы и учители постепенно заменяются новыми прогрессивнаго и националистическаго направления. Направлеше это заметно проникает даже в народныя массы. Открываются новыя медресы, в которых хотя и остается старое конфессиональное образование, но уже восполняется новыми светскими и научными элементими, изучением физики, математики, химии, европейских языков.

Новыя веяния отражаются и на старых мектебах и медресах, расширяются их программы до размера русских начальных школ и вводятся новые лучппе методы преподавания. Но замечательно, что русское влияние на образование во всех этих школах старательно устраняется. От надзора чинов министерства народнаго просвещения они ревниво охраняются; русские классы при них не прививаются и не пользуются сочувствием татар; правительственная школы среди магометан распространяются крайне медленно. После издания манифеста 17 октября г.

О каком нибудь обрусении татар теперь пока не может быть и речи. Христианская миссия в среде магометанства совершенно парализована. Православной церкви приходится, по крайней мере на время, отказаться от всякой наступательной борьбы с исламом и ограничиться борьбой лишь оборонительной, спасая от мусульманской пропаганды и отступничества от православия хоть то небольшое число своих чад, какое она успела приобрести в течение прежняго долгаго времени, при более благоприятных обстоятельствах.

Христианское просвещение очень туго прививалось к татарам и в прежнее время, гораздо менее, чем ко всем другим инородцам в России, исповедывавшим языческия веры. Татарская вера, как зовут у нас магометанство, твердо выдерживала все напоры на нее христианской миссии, поступившись русской вере, только самым малым числом своих исповедников. Самыми важными эпохами христианской миссии в среде казанских инородцев были: Первые святые деятели христианской миссии, знаменитые казанские чудотворцы XVИ.

Ислам тогда еще не был так силен между татарами, переживавшими еще период двоеверия, борьбы с магометанством старых языческих верований. К сожалению, дело миссии остановилось тогда только на первоначальном обращении этих старокрещеных к христианству; св. В х годах такия школы действительно были заведены в Свияжске, Елабуге и Царевококшайске, потом в г. Но и теперь не школе привелось стоять на первом плане в решении инородческаго вопроса, а опять-таки только миссии.

О том же более всего хлопотал энергично содействовавший ей казанский apxиepeй, считающийся просветителем казанскаго края, Лука Конашевич. Благочестивое царствование императрицы Елизаветы, как нельзя более, способствовало начавшемуся тогда миссионерами, можно сказать, поголовному крещению инородцев. С по год крещено было додуш разных инородцев, получивших с тех пор название новокрещеных. Татары крестились реже. Во все это время из них окрещено было всего каких нибудьда и те готовы были при первом удобном случае отпасть от церкви и воротиться к своей прежней татарской вере.

Своим упорством против всех усилий миссионеров и властей татары навлекли на себя даже настоящее гонение, о бедствиях котораго хранятся у них озлобленныя предания даже доселе. Епископ Лука насильно брал их детей в свои школы, ломал их мечети, построил две церкви в их слободе в Казани и учредил в эти церкви крестные ходы, в селе Успенском разобрал остатки уважавшихся татарами булгарских сооружений и из развалин их устроил церковь, монастырскиe погреба и проч.

Правительство с своей стороны, назначая для крещеных разяыя льготы, против ислама принимало репрессивныя миры, запрещало строить новыя мечети, ломало некоторыя старыя, отягчало упорных магометан увеличением сборов и повинностей и переселениями на другия места.

Результатом всех этих мер было страшное озлобление всей остальной массы татарскаго населения, которое доходило до того, что в г. Волнения, возбужденныя в инородческом миpе, долго не улегались после этого и еще в х годах горько отозвались для русских в Пугачевщине. При императрице Екатерине ИИ новокрещенская контора была наконец закрыта в г. В то же время, под влиянием модной тогда идеи о веротерпимости, уничтожен был сбор податей с некрещеных инородцев за креще-ных, дано самое широкое дозволеше строить татарам мечети, а духовенству запрещено вмешиваться в какия бы то ни было дела об иноверцах и их молитвенных домах и посылать к ним проповедников миссионеров.

В последние годы царствования Екатерина устроила для маго-метан даже особыя средоточия для их релипознаго управ-летя в лице двух муфиев, одного в Уфе, другого в Крыму, и таким образом дала магометанству особую и законную религиозную организацию. Кроме того, в Петербурге отпечатан был Коран в количестве 3, экземпляров для разсылки по губерниям, населенным татарами. Между тем магометанство оживилось и развило с своей стороны сильную пропаганду среди обратившихся татар, снова привлекая их на свою сторону, и кроме того, среди других инородцев, исповедовавших шаманство, киргизов и башкир.

Пошли толки, что само правительство стоит за татарскую веру, скоро будет само на свой счет строит татарам мечети и что вышел указ, дозволяющий новокрещеным снова возращаться в ислам. Заведение татарской типографии в начале XИX столетия окончательно упрочило положение магометанства в Poccии, усилив его школы и развив грамотность в среде его исповедников.

Результаты всего этого не замедлили обнаружиться и обнаружились именно через столько времени, сколько было нужно для того, чтобы подросло молодое поколение, воспитавшееся в новых школах. В и гг. Обезпокоенное этим правительство стало предпринимать меры к их христианскому просвещению. Библейское общество затем стало распространять на этих языках переводы св. Казанский apxиeпиcкoп Амвросий Протасов предлагал было перевести на эти языки и богослужебныя книги, но мысль эта тогда не нашла себе сочувствия.

При духовно-учебных заведениях в епархиях с инородческим населением стали открывать классы местных инородческих языков, потому что в духовенстве, знающем эти языки, была крайняя нужда. Но дело миссии до того уже было запущено, что его долго нельзя было поправить. В царствование Александра И и Николая И производилось множество дел об отпадениях в Казанской и соседних eпapxиях, и все больше о татарах. Поданы были на Высочайшее имя прошения о возвращении в ислам от деревень; в прошениях этих татары обясняли, что их предки всегда были мусульманег что они попали в христианство, неизвестно как и когда, но вовсе не обучены христианской вере и нисколько ея не знают, в подтверждение просьбы ссылались на указ года о закрытии новокрещенской конторы, крестившей их насильно.

Ссылка эта не оправдывается смыслом самого указа г. За этим отпадением крещеных татар последовал ряд. Для ослабления этих отпадений начальство принимало разныа меры, телесныя наказания, ссылки, расторжение браков крещеных с некрещеными, принудительное крещение детей в отпадавших семьях и проч. Самое большое отпадение татар произошло в г. При всех этих отпадениях везде повторялась одна и та же история: Начальство принималось судить их, таскало в консистории для увещания, секло, переселяло в русския селения, даже ссылало в Сибирь; но дальше этих чисто внешних мер не простиралось, да и не могло простираться.

Местное духовенство оказывалось совершенно не подготовленным к просвещению татарской паствы, потому что не знало ни ея языка, ни ея старых магометанских верований. Каждый раз, кав в консистории требовались способные люди для увещания отпавших, в епархии не находилось ни одного священника, который бы знал татарский язык и магометанское вероучение.

Духовная школа, погрузившись в изучеше латыни и в опровержение древних еретиков Византийской империи, не сообщала никакого понятия о том, что у нея было под носом, о местных инородческих языках и веровашях. Замечательно, что отпадения обнаружились главным образом между татарами новокрещеными, а не старокрещеными.

На самом деле и их нельзя назвать вполне христианами; это какое-то особое межеумочное, хотя и весьма интересное племя, представляющее в своих убеждениях и привычках какую-то смесь христианства с магометанством и язычеством и стоющее специалнаго изучения этнографов и историков. Их остается теперь очень. Это остатки татар древняго времени, когда татарский народ, приняв магометанство, не разстался еще и с старыми языческими верованиями и переживал свой период двоеверия.

Христианство, в которое они были крещены казанскими чудотворцами, составило между ними третью веру, надобно сказать, самую слабую. Эту смесь трех вер они и сохранили, как любопытный памятник старины, по некоторым глухим местам почти целиком дотянувшей до нас свое существоваше еще от XVИ.

Христианство привилось к старокрещеным только в очень слабой степени. Личность Спасителя известна им из одних магометанских источников, как личность одного из пророков. Догматы о Его божестве, о Троице, о воплощении, под влиянием магометанскаго монотеизма, положительно ими отвергаются и служат постоянным соблазном относительно христианства, равно как христианское иконопочитание, отождествляемое ими с языческим идолопоклонством.

В то же время они во всей силе исповедуют символ ислама: Только некоторые, более близкие к христианству, считают Магомета просто святым. Почитание татарских святых развито у них почти в одинаковой степени, как и между коренными мусульманами. Верования касательно будущей жизни и загробнаго суда остались тоже чисто магометанския.

Множество коранических легенд о пророках Адаме, Аврааме, Иосифе, Моисее и проч. К обрядам церкви старокрещеный равнодушен: Результатом этого колебательнаго состояния между разными верами необходимо должен был явиться у старокрещеных религиозный индифферентизм; между ними постоянно можно слышать известное разсуждеше, что и ту и эту веру Бог дал, что всякий по своей вере и спасается, и что даже еще неизвестно, которая вера.

Вследтвие крайней слабости русскаго влияния на татар, магометанство оказалось гораздо сильнее в деле истребления остатков язычества, чем христианство, от того они составляют теперь почти исключительную принадлежность одних старокрещеных. Сильнее христианскаго влияние его оказалось и вообще на образование татар. В то время, как магометанство заводило повсюду свои школы, всех почти своих исповедников выучило читать книги, дало чрез это сильную опору для национальной религии и истребляло старыя суеверия, крещеные татары но крайней мере до конца х годов, до распространения между ними школ братства св.

Гурия, оставались в самом темном невежестве, не имея у себя ни школ, ни учителей. Если некоторые из них и принимались учиться, например, для лучшаго ведения торговых дел, то обращались за этим прямо в татарския школы, к муллам, где и теряли последние проблески христианства. Православное духовенство, с своей стороны, никак не могло конкурировать с муллами, потому что это были учителя чисто народные, а оно не владело даже татарским языком.

От русскаго населения и подавно нельзя было ожидать какого-нибудь религиознаго влияния; разве только иногда какой-нибудь раскольнический ревнитель вздумает потолковать с татарином о двуперстии или седми просфорах на литургии, но это, разумеется, очень мало просвещало старокрещенаго человека, не имевшаго ровно никакого интереса к непонятному для него христианскому богослужению.

К тому же русские сами оттолкнули от себя своих татарских единоверцев, относясь к ним с таким же национальным омерзением, как и к некрещеным татарам. Замечательно, что браки между русскими и крещеными татарами и теперь еще довольно редки и считаются даже унизительными для русских, как для парней, так и для девиц.

Очень естественно, что крещеные постоянно должны были тяготеть не к русским, а к своим некрещеным единоплеменникам, искать себе нравственной нищи не в христианстве, а в незабытом ими исламе.

Понятно, как сильно должна была действовать на них магометанская пропаганда, надобно сказать — очень энергичная и обладающая большими средствами в родном языке, во множестве мулл, мечетей и школ.

Татарская пропаганда ислама усилилась до крайняго напряжения, хотя это и отрицают татарския газеты, представляя магометанство религией самой миролюбивой и отвращающейся от всякаго прозелитизма, не то, что православие, всегда жестоко преследовавшее правоверных.

Более богатые и влиятельные магометане и отступники привлекают крещеных к отступничеству лаской, материалными выгодами и помощью. Набрав в крещенском селении десятка два—три соблазненных, спешат поскорее устроить в нем мечеть и школу, хотя бы прямо против закона и вопреки желанию местнаго крещенскаго населения, составляющаго большинство жителей.

Где большинство и сила на стороне отступников, твердым в православии обывателям житья нет от всяческих обид, насмешек, притеснений, придирок и проч. Крестившимся вновь татарам уже и вовсе нельзя оставаться в татарских или отступнических селениях, из-за опасения за самую жизнь, и приходится куда нибудь переселяться.

Пропаганда ислама в последнее время принимает слишком уже смелый и даже насильственный характер. Делает свое пропагаторское дело и мусульманская литература, оживившаяся и тоже чрезвычайно осмелевшая после манифеста года о свободе совести. В семи казанских татарских газетах и в десятках тысяч книг и брошюр, издаваемых в Казани, вероисповедный вопрос, похвалы исламу, преувеличенныя известия об его успехах и порицания христианству занимают очень большое место.

Издания эти продаются по самой дешевой цене на всех сельских базарах и в татарских книжных лавках, где бывают инородцы. Замечательно, что религиозных книг и брошюр на инородческих языках русскаго издания ни на одном таком деревенском базаре найти. Важным недостатком книжной пропаганды ислама было то, что татарския издания печатались исключительно одним арабским алфавитом, котораго крещеные татары и др.

Теперь этот грех они решились принять на свою душу и стали печатать нужныя для пропаганды книги или вместе с русским переводом или одним русским шрифтом. Издания такого рода выпускаются ими очевидно для назидания крещеных, знающих только русскую азбуку.

Багиным миссионером в Правосл. На заглавном листе говорится, что брошюра эта напечатана на основании Высочайшаго манифеста о свободе веры от 17 окт. Первые листы заключают в себе убедительное воззвание к крещеным татарам о возвраще-нш в прежнюю родную веру их отцов и дедов.

Этим сродникам на-шим не дали возможности жить в исламе: Описывается, какия насилия они претерпевали, каким мучениям, — плетям, ссылке в Сибирь, на каторгу, они подвергались за то, что и после перечисления своего в хрисианство не забывали вероучешя ислама и оставались ему верными. В день всеобщего суда они выступят с светлыми лицами впереди всех мусульман и самих пророков. Затем, на случай возвращения крещеных в свою народную старую веру, даются наставления о том, как им поступать при постройке себе мечети и школы, о приглашении шакирда для научения вере, муллы и.

Содержание брошюры состоит в изложении вероучения и обрядов ислама. Между крещеными, как и следовало ожидать, она получила широкое распространение, хотя и содержится лод болыпим секретом. В той же типографии и очевидно с тою же целью пропаганды ислама на русском и татарском языке напечатаны манифест 17 окт. Среди татарскаго населения доселе держится еще память о прежнем величии татарскаго царства и вера в его будущее возстановлеше.

Мусульманския симпатии тянут татар не к Питеру или Москве, а к Мекке, Каиру и Стамбулу, —этим священным городам ислама. Об них ходят разныя чудесныя легенды, как у нашего простонародья о св. Со взятием кяпирами Стамбула поверья связывают кончину мира. Турки в воображении татарскаго простонародья до личнаго его знакомства с ними, когда их проводили в минувшую войну года чрез Казанскую губернию пленниками, представлялись в виде ангелов исполинских размеров, как рисует ангелов Коран.

Пленников, несмотря на их обыкновенный чедовеческий образ, по татарским деревням все-таки встречали с необыкновенным энтузиазмом, как подобает встречать старших братьев по исламу. В крымскую войну татары, как известно, проявили очень неприятную холодность к своему отечеству. Рекруты их, при содействии богачей, бегали от военной службы в таком большом числе, что, например, по одному Мамадышскому уезду насчитано было до беглых.

Вообще татары говорили тогда, что сражаться против единоверных турок им запрещает совесть. По всему казанскому краю распространилась тогда уверенность, что скоро явится султан и освободит их от власти русских. По заключении мира, когда крымские татары стали переселяться в Турцию, несколько семейств из казанских татар тоже изявили желание последовать их примеру. Через 20 лет те же явления повторились и в течение войны г.

Людей, пришедшихся им по душе, они успокоивали: Слышно было и о случаях измены татарских солдат в армии. В татарских домах везде можно было встретить портреты султана и его генералов. В продолжение затянувшихся переговоров о мире после войны по татарским деревням распространялись упорные слухи, что султан требовал от царя отдать ему всех мусульман-татар, а царь, чтобы уклониться от этого требования, распорядился поскорее крестить всех татар: Безумно, говорит, хочет жениться, но не можем подобрать пару.

Ибо не очень верю в неохваченных марьяжем вменяемых олигархов. Ежели жена и не здесь, так где-нибудь за границей — для того чтобы спастись от молоденьких хищниц. Рамиль назовем его так действительно легко откликается на предложение поговорить и переходит со своим чаем за мой столик. У Рамиля международный концерн, и дома он бывает крайне редко.

Меняю раз в квартал, и все равно порядка. Может, проще нанять толкового управляющего?

Знакомство с крымскими татарками фото

У меня раздвоенность сознания. С молодых лет мне нравились русские девчонки, а родители, понятно, свою кровь требовали, наследников. И всех светленьких славянок, кого я приводил, отшивали. Сейчас я сам понимаю, что они были правы.

Что для продолжения рода нужны чистокровные дети. Но татарки ни в какую мне не нравятся, и ничего поделать я с собой не могу. А вы придумали себе целую философию, — предполагаю. Очевидно, ни русские, ни татарские невесты с ним так не разговаривали. Уж так ей хочется, чтобы все было хорошо и правильно. Вот почему многие дамы тридцатилетние соглашаются на многоженство?

Они ровню себе ищут. Недавно одну такую золотую в Каир отправила. Она — бывший топ-менеджер крупной компании: Я честно говорю женщинам, которые ко мне приходят: Возьмите разведенного, без квартиры, приведите к себе, почистите — и вот вам идеальный муж. А для полного счастья его еще слушать. Нет, ищут себе ровню… А вся ровня уже давно жената — так что в лучшем случае остается многоженство, хорошо хоть ислам это позволяет.

Мужчины выбирают из трех, десяти кандидаток. Родители специально готовят девочек именно к такой жизни. А дамы сидят и локти кусают, потому что не хотят снижать свои требования. Любовь при луне Свахи уверены: Наиля, татарка, 34 года, ищет себе спутника жизни. Сама не из красавиц — все профессиональные сводницы если и показывают ее фотографию, то одной из последних. Зато летний Якуб — первый жених в их картотеке. Уж каким шестым чувством ему Маися именно Наилю подобрала?. Но через шесть месяцев молодые пришли в неофициальное брачное агентство с огромным букетом цветов.

Хотя на первой встрече мы молчали оба. Но мы молчали, потому что оба хотели молчать — все сходится, все так, как и должно быть… Хотя если бы не совет свахи, я бы так холостым до встречи с Аллахом и проходил Вообще-то у многих российских татар все как у всех — познакомились-поженились.

Европеизированные татары, пьющие водку, закусывающие свининой и сами, как им выгодно, толкующие Коран, патриархальным традициям не верны. Но есть и те, кто придерживается старых правил. Когда родственники просватанной барышни ехали забирать жениха к нему в дом.

Парень ломался, отнекивался, его слезно уговаривали. Потом отвозили к будущей жене. Что и говорить — романтика!